Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: (с) (список заголовков)
04:24 

М. Горький, "Человек".

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
I


...В часы усталости духа, — когда память оживляет тени прошлого и от них на сердце веет холодом, — когда мысль, как бесстрастное солнце осени, освещает грозный хаос настоящего и зловеще кружится над хаосом дня, бессильная подняться выше, лететь вперед, — в тяжелые часы усталости духа я вызываю пред собой величественный образ Человека.
Человек! Точно солнце рождается в груди моей, и в ярком свете его медленно шествует — вперед! и — выше! трагически прекрасный Человек!
Я вижу его гордое чело и смелые, глубокие глаза, а в них — лучи бесстрашной Мысли, той величавой силы, которая в моменты утомленья — творит богов, в эпохи бодрости — их низвергает.
Затерянный среди пустынь вселенной, один на маленьком куске земли, несущемся с неуловимой быстротою куда-то в глубь безмерного пространства, терзаемый мучительным вопросом — «зачем он существует?» — он мужественно движется — вперед! и — выше! — по пути к победам над всеми тайнами земли и неба.
Идет он, орошая кровью сердца свой трудный, одинокий, гордый путь, и создает из этой жгучей крови — поэзии нетленные цветы; тоскливый крик души своей мятежной он в музыку искусно претворяет, из опыта — науки создает и, каждым шагом украшая жизнь, как солнце землю щедрыми лучами, — он движется все — выше! и — вперед! звездою путеводной для земли...
Вооруженный только силой Мысли, которая то молнии подобна, то холодно спокойна, точно меч, — идет свободный, гордый Человек далеко впереди людей и выше жизни, один — среди загадок бытия, один — среди толпы своих ошибок... и все они ложатся тяжким гнетом на сердце гордое его, и ранят сердце, и терзают мозг, и, возбуждая в нем горячий стыд за них, зовут его — их уничтожить.
Идет! В груди его ревут инстинкты: противно ноет голос самолюбья, как наглый нищий, требуя подачки; привязанностей цепкие волокна опутывают сердце, точно плющ, питаются его горячей кровью и громко требуют уступок силе их... все чувства овладеть желают им; все жаждет власти над его душою.
А тучи разных мелочей житейских подобны грязи на его дороге и гнусным жабам на его пути.
И как планеты окружают солнце, — так Человека тесно окружают созданья его творческого духа: его — всегда голодная — Любовь; вдали, за ним, прихрамывает Дружба; пред ним идет усталая Надежда; вот Ненависть, охваченная Гневом, звенит оковами терпенья на руках, а Вера смотрит темными очами в его мятежное лицо и ждет его в свои спокойные объятья...
Он знает всех в своей печальной свите — уродливы, несовершенны, слабы созданья его творческого духа!
Одетые в лохмотья старых истин, отравленные ядом предрассудков, они враждебно идут сзади Мысли, не поспевая за ее полетом, как ворон за орлом не поспевает, и с нею спор о первенстве ведут, и редко с ней сливаются они в одно могучее и творческое пламя.
И тут же — вечный спутник Человека, немая и таинственная Смерть, всегда готовая поцеловать его в пылающее жаждой жизни сердце.
Он знает всех в своей бессмертной свите, и, наконец, еще одно он знает — Безумие...
Крылатое, могучее, как вихрь, оно следит за ним враждебным взором и окрыляет Мысль своею силой, стремясь вовлечь ее в свой дикий танец...
И только Мысль — подруга Человека, и только с ней всегда он неразлучен, и только пламя Мысли освещает пред ним препятствия его пути, загадки жизни, сумрак тайн природы и темный хаос в сердце у него.
Свободная подруга Человека, Мысль всюду смотрит зорким, острым глазом и беспощадно освещает все:
— Любви коварные и пошлые уловки, ее желанье овладеть любимым, стремленье унижать и унижаться и — Чувственности грязный лик за ней:
— пугливое бессилие Надежды и Ложь за ней, — сестру ее родную, — нарядную, раскрашенную Ложь, готовую всегда и всех утешить и — обмануть своим красивым словом.
Мысль освещает в дряблом сердце Дружбы ее расчетливую осторожность, ее жестокое, пустое любопытство, и зависти гнилые пятна, и клеветы зародыши на них.
Мысль видит черной Ненависти силу и знает: если снять с нее оковы, тогда она все на земле разрушит и даже справедливости побеги не пощадит!
Мысль освещает в неподвижной Вере и злую жажду безграничной власти, стремящейся поработить все чувства, и спрятанные когти изуверства, бессилие ее тяжелых крылий, и — слепоту пустых ее очей.
Она в борьбу вступает и со Смертью: ей, из животного создавшей Человека, ей, сотворившей множество богов, системы философские, науки — ключи к загадкам мира, — свободной и бессмертной Мысли, — противна и враждебна эта сила, бесплодная и часто глупо злая.
Смерть для нее ветошнице подобна, — ветошнице, что ходит по задворкам и собирает в грязный свой мешок отжившее, гнилое, ненужные отбросы, но порою — ворует нагло здоровое и крепкое.
Пропитанная запахом гниенья, окутанная ужаса покровом, бесстрастная, безличная, немая, суровою и черною загадкой всегда стоит пред Человеком Смерть, а Мысль ее ревниво изучает — творящая и яркая, как солнце, исполненная дерзости безумной и гордого сознания бессмертья...
Так шествует мятежный Человек сквозь жуткий мрак загадок бытия — вперед! и — выше! все — вперед! и — выше!

II


Вот он устал, шатается и стонет; испуганное сердце ищет Веры и громко просит нежных ласк Любви.
И Слабостью рожденные три птицы — Уныние, Отчаянье, Тоска, — три черные, уродливые птицы, — зловеще реют над его душою и все поют ему угрюмо песнь о том, что он — ничтожная букашка, что ограничено его сознанье, бессильна Мысль, смешна святая Гордость, и — что бы он ни делал — он умрет!
Дрожит его истерзанное сердце под эту песнь и лживую и злую; сомнений иглы колют мозг его, и на глазах блестит слеза обиды...
И если Гордость в нем не возмутится, страх Смерти властно гонит Человека в темницу Веры, Любовь, победно улыбаясь, влечет его в свои объятья, скрывая в громких обещаньях счастья печальное бессилье быть свободной и жадный деспотизм инстинкта.
В союзе с Ложью, робкая Надежда поет ему о радостях покоя, поет о тихом счастье примиренья и мягкими, красивыми словами баюкает дремотствующий дух, толкая его в тину сладкой Лени и в лапы Скуки, дочери ее.
И, по внушенью близоруких чувств, он торопливо насыщает мозг и сердце приятным ядом той циничной Лжи, которая открыто учит, что Человеку нет пути иного, как путь на скотный двор спокойного довольства самим собою.
Но Мысль горда, и Человек ей дорог, — она вступает в злую битву с Ложью, и поле битвы — сердце Человека.
Как враг, она преследует его; как червь, неутомимо точит мозг; как засуха, опустошает грудь; и, как палач, пытает Человека, безжалостно сжимая его сердце бодрящим холодом Тоски по правде, суровой мудрой правде жизни, которая хоть медленно растет, но ясно видима сквозь сумрак заблуждений, как некий огненный цветок, рожденный Мыслью.
Но если Человек отравлен ядом Лжи неизлечимо и грустно верит, что на земле нет счастья выше полноты желудка и души, нет наслаждений выше сытости, покоя и мелких жизненных удобств, тогда в плену ликующего чувства печально опускает крылья Мысль и — дремлет, оставляя Человека во власти его сердца.
И, облаку заразному подобна, гнилая Пошлость, подлой Скуки дочь, со всех сторон ползет на Человека, окутывая едкой серой пылью и мозг его, и сердце, и глаза.
И Человек теряет сам себя, перерожденный слабостью своею в животное без Гордости и Мысли...
Но если возмущенье вспыхнет в нем, оно разбудит Мысль, и — вновь идет он дальше, один сквозь терния своих ошибок, один средь жгучих искр своих сомнений, один среди развалин старых истин!
Величественный, гордый и свободный, он мужественно смотрит в очи правде и говорит сомнениям своим:
— Вы лжете, говоря, что я бессилен, что ограничено сознание мое! Оно — растет! Я это знаю, вижу, я чувствую — оно во мне растет! Я постигаю рост сознанья моего моих страданий силой, и — знаю — если б не росло оно, я не страдал бы более, чем прежде.
— Но с каждым шагом я все большего хочу, все больше чувствую, все больше, глубже вижу, и этот быстрый рост моих желаний — могучий рост сознанья моего! Теперь оно во мне подобно искре — ну что ж? Ведь искры — это матери пожаров! Я — в будущем — пожар во тьме вселенной! И призван я, чтоб осветить весь мир, расплавить тьму его загадок тайных, найти гармонию между собой и миром, в себе самом гармонию создать и, озарив весь мрачный хаос жизни на этой исстрадавшейся земле, покрытой, как накожною болезнью, корой несчастий, скорби, горя, злобы, — всю злую грязь с нее смести в могилу прошлого!
— Я призван для того, чтобы распутать узлы всех заблуждений и ошибок, связавшие запуганных людей в кровавый и противный ком животных, взаимно пожирающих друг друга!
— Я создан Мыслию затем, чтоб опрокинуть, разрушить, растоптать все старое, все тесное и грязное, все злое, — и новое создать на выкованных Мыслью незыблемых устоях свободы, красоты и — уваженья к людям!
— Непримиримый враг позорной нищеты людских желаний, хочу, чтоб каждый из людей был Человеком!
— Бессмысленна, постыдна и противна вся эта жизнь, в которой непосильный и рабский труд одних бесследно, весь уходит на то, чтобы другие пресыщались и хлебом и дарами духа!
— Да будут прокляты все предрассудки, предубежденья и привычки, опутавшие мозг и жизнь людей, подобно липкой паутине. Они мешают жить, насилуя людей, — я их разрушу!
— Мое оружье — Мысль, а твердая уверенность в свободе Мысли, в ее бессмертии и вечном росте творчества ее — неисчерпаемый источник моей силы!
— Мысль для меня есть вечный и единственно не ложный маяк во мраке жизни, огонь во тьме ее позорных заблуждений; я вижу, что все ярче он горит, все глубже освещает бездны тайн, и я иду в лучах бессмертной Мысли, вослед за ней, все — выше! и — вперед!
— Для Мысли нет твердынь несокрушимых, и нет святынь незыблемых ни на земле, ни в небе! Все создается ею, и это ей дает святое, неотъемлемое право разрушить все, что может помешать свободе ее роста.
— Спокойно сознаю, что предрассудки — обломки старых истин, а тучи заблуждений, что ныне кружатся над жизнью, все созданы из пепла старых правд, сожженных пламенем все той же Мысли, что некогда их сотворила.
— И сознаю, что побеждают не те, которые берут плоды победы, а только те, что остаются на поле битвы...
— Смысл жизни — вижу в творчестве, а творчество самодовлеет и безгранично!
— Иду, чтобы сгореть как можно ярче и глубже осветить тьму жизни. И гибель для меня — моя награда.
— Иных наград не нужно для меня, я вижу: власть — постыдна и скучна, богатство — тяжело и глупо, а слава — предрассудок, возникший из неумения людей ценить самих себя и рабской их привычки унижаться.
— Сомнения! Вы — только искры Мысли, не более. Сама себя собою испытуя, она родит вас от избытка сил и кормит вас — своей же силой!
— Настанет день — в груди моей сольются в одно великое и творческое пламя мир чувства моего с моей бессмертной Мыслью, и этим пламенем я выжгу из души все темное, жестокое и злое, и буду я подобен тем богам, что Мысль моя творила и творит!
— Все в Человеке — все для Человека!
Вот снова, величавый и свободный, подняв высоко гордую главу, он медленно, но твердыми шагами идет по праху старых предрассудков, один в седом тумане заблуждений, за ним — пыль прошлого тяжелой тучей, а впереди — стоит толпа загадок, бесстрастно ожидающих его.
Они бесчисленны, как звезды в бездне неба, и Человеку нет конца пути!
Так шествует мятежный Человек — вперед! и — выше! все — вперед! и — выше!

@темы: и вам того же, зло и дешево, еще что-то, да, (с)

01:24 

Наткнулся на оригинал тут

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Ночь порвет наболевшие нити,
Вряд ли их дотянуть до утра.
Я прошу об одном, напишите,
Напишите три строчки сестра.

Вот Вам адрес жены моей бедной.
Напишите ей несколько слов,
Что я в руку контужен безвредно,
Поправляюсь и буду здоров.

Напишите, что мальчика Вову
Я целую, как только могу,
И австрийскую каску из Львова
Я в подарок ему берегу.

А отцу напишите отдельно,
Как прославлен наш доблестный полк,
И что в грудь я был ранен смертельно,
Исполняя мой воинский долг.

Сергей Копытин
21 сентября 1914г.

@темы: (с), и вам того же, стихи

12:00 

"Чего хотят женщины"

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Телевидение пропитано эстрагеном. А лучшее противоядие от эстрагена - это... где Фрэнк? Мне нужен Фрэнк! Ну давай, приятель, помоги... (с)

@темы: (с), еще что-то, да

23:32 

Кстати,

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
на сохранность:

brimzzz.livejournal.com/4056.html

@темы: (с), еще что-то

23:55 

Ч. Буковски

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Алкоголь, возможно, одна из величайших вещей на Земле, и мы неплохо ладим. Он разрушителен для большинства людей, но не для меня. Все то, что я создаю, я делаю, пока пьян. Даже с женщинами. Понимаешь, я всегда был сдержан во время секса, а алкоголь сделал меня более свободным, сексуально свободным. Это облегчение, потому что я, в общем-то, довольно робок и замкнут, а алкоголь позволяет мне быть этаким героем, широко шагающим сквозь время и пространство, совершая все эти геройские поступки… Так что я люблю его… да!

@темы: (с), да, еще что-то, зло и дешево, ниипацо-три-дня-и-три-ночи

08:51 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
24.05.2011 в 05:01
Пишет Крис Аивер:

Про вечность и норвежских детей.
Мы были когда-то детьми из Норвежского леса.
И ни перед кем не скрывали своих мастей,
Ведь сердце Норвежских лесов не имеет веса,
И учит такому искусству своих детей.
Больные от века, от века под вечным приходом,
Игриво и весело пробовали на зуб
Монетки звенящих рассветов, чужую свободу,
Тепло незнакомых глаз, голосов и губ.
Нас надо бы расстрелять, как врагов народа,
Удачливых, избалованных кайфом бродяг,
Насмешливо сплюнув кислинку от электрода,
Следить за упрямой мышцей. Но этот шаг,
Увы, не достигнет эффекта. Мы будем спокойны
И вряд ли нарушим молитвой предсмертный миг.
Норвежские дети играли в такие войны,
Что ныне идущие вряд ли пугают их.
Бог верток и ловок по части хорошего стёба,
Он любит детей и леса, но не там и не те:
Норвежские дети влюбляются только до гроба,
И, чаще всего, задыхаются в пустоте.

Норвежским глазам не дано изменить природы,
Но, видит Господь, прижимаясь к тебе во сне,
Я чувствую, как кислинку от электрода,
Всю вечность. Всей кожей. На скомканной простыне.

URL записи

@темы: (с), стихи

00:05 

Красивое.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
03.04.2011 в 21:43
Пишет не пошлое:

Ты знаешь, с наступленьем темноты
пытаюсь я прикидывать на глаз,
отсчитывая горе от версты,
пространство, разделяющее нас.

И цифры как-то сходятся в слова,
откуда приближаются к тебе
смятенье, исходящее от А,
надежда, исходящая от Б.

Два путника, зажав по фонарю,
одновременно движутся во тьме,
разлуку умножая на зарю,
рассчитывая встретиться в уме.
Бродский


URL записи

@темы: (с), стихи

01:15 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
12.03.2011 в 10:05
Пишет Доктор Нел:

Уэльс
Я видел Уэльс. Не веришь - посмотри:
Поля и овцы. Овцы и поля.
Я видел Уэльс под крыльями зари,
Следил за ним с чужого корабля.

Я видел вереск. Слышал песни гор
И блеянье овец в рассветной мгле.
Тартан полей я утащил, как вор
И спрятал в сердце, словно в хрустале.

Я видел небо и чертополох,
Я слышал шорох стеблей на ветру.
О, чертов Уэльс застал меня врасплох,
Порвав все горизонты поутру.

И я забыл, какой была моя земля.
Я все забыл. Я помню только Уэльс.
Твоих овец. Твои дороги и поля.
И я приплыл к тебе. Бери меня. Я здесь.

URL записи

@темы: (с), стихи, и вам того же

23:56 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
19:24 

Вот пара замечательных художников.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.


John Pitre





Jack Vettriano

@темы: (с), да, еще что-то, из графы "заметки"

04:31 

<3

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
06.01.2011 в 21:33
Пишет Tate:

Знаешь,
Идти рядом с тобой
Значит
Идти по пути самурая -
Заранее
Умирая.

6.01.2011

URL записи

@темы: (с), да, из графы "заметки", стихи

21:40 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
28.12.2010 в 17:54
Пишет Джейк Чемберз:

В ожидании снега
Предвкушаю январь за неделю до Нового Года.
Тщетно жду снегопад вопреки всем прогнозам погоды.
Буду клясться себе стать добрей — и опять обману.
Не теряя своих маяков и своих ориентиров,
Буду замкнут как прежде и жить буду внутренним миром,
Даже вверх поднимаясь и падая к самому дну.

Не успел в этот год ничего, что задумал исполнить,
Сам себя ощущаю никчемным, каким-то неполным.
И блуждаю в пространстве туманных и пасмурных дней.
Не хочу в Новый Год торжества и каких-то подарков,
Мне гораздо важней, чтобы улицы, крыши и парки
Наконец-то укутал последний декабрьский снег.

URL записи

@темы: (с), стихи

16:19 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
18.12.2010 в 01:27
Пишет Шальная Тьма:

Каждого,
Кто в отличие - от тебя, от него, от прочего -
Выдался за приличия
И превышал полномочия
Личностного характера - проще - слегка возвысился
Над вашей курьей затхлостью чуткостью носа лисьего,
Каждого,
Кто избавился - от бытия застенного,
Кто в вашей песьей лайности впредь не находит ценного,
Каждого инди-видуума, своей индивидуальностью
вызов - где это видано видано? - бросившего нормальности,
Каждого,
Кто по струночке - нет, не стоит, не падает,
Вы заклеймите, злобные, жалкой, гниющей падалью,
Ленностью, вам противною до тошноты, до коликов, -
Бездарем и скотиною, тварью и алкоголиком.

URL записи

@темы: (с), стихи

URL
02:33 

Так все оно и есть.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
11.12.2010 в 00:16
Пишет mr. maker:

про стыд.
меня начинает трясти перед сессией, мне плохо, меня тошнит, мне не хватает воздуха, приходит смс от вовы, я понимаю, что я ничего не понимаю среди всех тех букв, которые написаны в его сообщении, меня выводит из практическивнесознания оля своими визгливыми нотками в голосе и загребущими быстрыми пальчиками, кажется, она спрашивает что-то про сто семьдесят пятую маршрутку и молл, мой мозг быстро схватывает на лету все и я киваю несколько раз со словами: да. оля, едет-едет. спустя несколько минут я замечаю синяк на руке, и пытаюсь вспомнить откуда он, но в голову лезут лишь шпаргалки и слова "яна, запомни, с первого по седьмой в правом кармане, с седьмого по двенадцатый - в левом. то есть наоборот", на сессии я роняю ручку и у меня трясутся руки до такой степени, что я чуть не роняю эссе. которое передаю вперед, для яны. я прошу открыть форточку, но учительница открывает дверь, чем закрывает нас все с той же яной от всего внешнего мира, я кидаюсь целовать неизменную вторую парту у стеночки, и думаю. что дуракам всегда везет, всегда.
я списываю сессию, от и до, каждую запятую, каждую строчку, каждую букву, каждое предложение. было просто противно сдавать вот такую бездушную, противную. без единой моей мысли, работу. я на секунду задерживаюсь у учительского стола, думаю обратиться к преподователю, но тут до меня доходит смысл сообщения, полученного часом ранее, и я вспоминаю, что не знаю, как же на самом деле зовут учительницу, я смотрю ей в глаза и она грустно мне улыбается. вот и какого это - читать такие бездушные работы?
мне становится стыдно.

URL записи

@темы: (с), еще что-то, из графы "заметки"

23:39 

Очень-очень!

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
06.12.2010 в 23:18
Пишет Julber:

Я скорее умру, чем...
Я сольюсь с темнотой, закрывая ставни.
Чувства – бездна души, их нельзя измерить.
- Я скорее умру, чем тебя оставлю.
- Я скорее умру, чем тебе поверю.

Слез не надо. Позволь, я тебе их вытру.
Ты уходишь из сердца, а сердце бьется.
Только дверь за собою оставь открытой.
Тот, кого я впущу, в тот же день, найдется.

И, забывшись, ты вдруг преклонил колено.
В светло-серых глазах отразился вечер
- Ты так быстро найдешь для меня замену?
…я, скорее, умру, чем тебе отвечу

6.12.10

URL записи

@темы: (с), стихи

02:26 

Так-то.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
02.12.2010 в 21:34
Пишет перелетная:

Мужчины, уверенные в своей мужественности и внутренне уравновешенные, не станут открывать пинком дверь, обижать женщин и издеваться над геями.
(с) Клинт Иствуд

URL записи

@темы: (с), еще что-то

00:40 

Цитатное.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
пиши хорошее, читай хорошее, смотри хорошие сны
(с)

@темы: (с), да, еще что-то, зло и дешево, ниипацо-три-дня-и-три-ночи

23:56 

Так-то!

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
09.11.2010 в 22:13
Пишет Саша Лексина:

***
Да будь он хоть трижды романтиком и "не таким, как все", он все равно смотрит порнуху и дрочит.

URL записи

@темы: (с), зло и дешево

20:57 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
09.11.2010 в 20:05
Пишет Julber:

Когда я кажусь себе гениальным, я иду мыть посуду
© Окуджава

URL записи

@темы: (с), зло и дешево, ниипацо-три-дня-и-три-ночи

22:11 

Так-то!

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
11.10.2010 в 20:39
Пишет Тунлипухи:

— Господин Киссинджер! Что такое “челночная дипломатия”?
— О! Это универсальный метод! Поясню на примере. Вы хотите методом челночной дипломатии выдать дочь Рокфеллера замуж за простого парня из русской деревни.
— Это невозможно! Каким образом?
— Очень просто. Я еду в русскую деревню, нахожу там простого парня и спрашиваю: “Хочешь жениться на американке?” Он: “У нас и своих девчонок полно”. Я: “Да. Но она дочь миллиардера”. Он: “О! Это меняет дело”. Тогда я еду в Швейцарию на заседание правления банка. Спрашиваю: “Вы хотите иметь президентом ядреного сибирского мужика?”
— Фу - говорят в банке.
— А если он при этом будет зятем Рокфеллера?
— О! Это меняет дело!
Еду к Рокфеллеру. Спрашиваю:”Хотите иметь зятем русского мужика?” Он: “У нас в семье все финансисты!” Я: “А он как раз президент Швейцарского банка!” Он: “О! Это меняет дело! Сюзи! Пойди сюда. Мистер Киссинджер нашел тебе жениха. Это президент Швейцарского банка!” Сюзи: “Эти финансисты все дохляки!” Я: “Да! Но этот ядреный сибирский мужик”.

URL записи

@темы: (с)

God damn the sun

главная