• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:46 

Стырил, вставил свое. :)

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
25.01.2011 в 23:28
Пишет i will be your intimate:

Тест на эгоизм

Чувствую настроения76%
Оказываю помощь64%
Понимаю окружающих 79%
Альтруизм 80%
Понимаю точку зрения71%
Интересуюсь другими71%
Способен любить77%
© Новый Акрополь 2006


URL записи

@темы: еще что-то, да

22:13 

Вдогонку.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Гиганты крыши кита
Взрывали кожу земель.
Стихи читала зима,
Предвидя крови метель.

Стремились соколы ран
Вперед, от волка снастей.
Им вслед смотрел капитан,
Предвидя крови метель.

Сорвался пепел вниз
На голые башни тел,
На скользкий следов карниз,
В надежде убить метель.

Но грянул с неба гром
Под первый ручей волков.
Метель разразилась на трон
Людьми забытых богов.

@настроение: скальдическое (2)

@темы: (c) это все мое, родное, из графы "заметки", стихи

17:12 

"Шип бури мечей"

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Ливень железа гремел в дороге китов.
Капала гибель деревьев с земли созвездий.
Родитель крови работы был в доме ветров,
Где жаждали мужи ворон следов мести.

@настроение: скальдическое

@темы: (c) это все мое, родное, да, еще что-то, из графы "заметки"

01:27 

***

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Вечерами, бывало, накатит,
Так возьмет, что аж трудно дышать,
И привяжет тебя у кровати
Без возможности рассказать.

По утрам по-тупому заноет,
Чтобы вечером снова рвануть
С новой силой тебя за живое,
И никак это не обмануть.

Днями будет присутствовать рядом,
Отдаваясь в груди холодком.
Проведет, на работе присядет,
Дома – треснет под дых молотком!

Вдруг – скомкает всего, вдруг закрутит,
Рот заткнет и глаза,
Не позволит добраться до сути,
Чтобы честно о всем рассказать.

@музыка: Johny Cash - The Man Comes Around

@темы: (c) это все мое, родное, зло и дешево, ниипацо-три-дня-и-три-ночи, стихи

19:24 

Вот пара замечательных художников.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.


John Pitre





Jack Vettriano

@темы: (с), да, еще что-то, из графы "заметки"

04:31 

<3

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
06.01.2011 в 21:33
Пишет Tate:

Знаешь,
Идти рядом с тобой
Значит
Идти по пути самурая -
Заранее
Умирая.

6.01.2011

URL записи

@темы: (с), да, из графы "заметки", стихи

21:40 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
28.12.2010 в 17:54
Пишет Джейк Чемберз:

В ожидании снега
Предвкушаю январь за неделю до Нового Года.
Тщетно жду снегопад вопреки всем прогнозам погоды.
Буду клясться себе стать добрей — и опять обману.
Не теряя своих маяков и своих ориентиров,
Буду замкнут как прежде и жить буду внутренним миром,
Даже вверх поднимаясь и падая к самому дну.

Не успел в этот год ничего, что задумал исполнить,
Сам себя ощущаю никчемным, каким-то неполным.
И блуждаю в пространстве туманных и пасмурных дней.
Не хочу в Новый Год торжества и каких-то подарков,
Мне гораздо важней, чтобы улицы, крыши и парки
Наконец-то укутал последний декабрьский снег.

URL записи

@темы: (с), стихи

16:47 

"Героя на сцену!"

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
21 декабря в Национальном Театре Оперы и Балета свой спектакль «Как я съел собаку» представил Евгений Гришковец. Известный российский писатель, драматург, режиссер и актер впервые выступал на подмостках нашей страны.

В зале – аншлаг. Зрители в предвкушении. Все переговариваются, высматривают знакомых, дожидаются начала. Возраст собравшихся неограничен, пришли парами, группами, по одиночке. Собрались и давние поклонники, и люди, жаждущие стать таковыми. Сам Гришковец появляется на сцене внезапно, кто-то замечает его первым и начинает аплодировать, и вот уже весь зал сотрясается от продолжительных аплодисментов, расцветает теплыми улыбками.
«Ни в Молдавии, ни в Молдове я раньше не был, – в этот момент зал смеется и аплодирует опять, – этот спектакль последний у меня в году» – говорит Гришковец. Он извиняется за небольшую задержку и с самого начала задает тон всему концерту – тон душевной, дружеской беседы. Нельзя будет заметить различий между тем Гришковцом, который рассказывает о сорокаминутных задержках спектаклей в Одессе, и тем, который объясняет, как именно он съел собаку. Будто предвидя это слияние, соитие автора и героя, актер поясняет, что реальный Гришковец сейчас на полминуты уйдет за кулисы и выйдет только в конце спектакля, на аплодисменты, а два часа на сцене будет стоять персонаж написанной им же пьесы.
«Как я съел собаку» – первый моноспектакль Евгения Гришковца, увидевший свет в далеком 1999 году. Это пьеса, с которой он вышел на большую сцену, пьеса, с которой, в буквальном счете, все и началось. Все это Евгений рассказывает сам в первые десять минут, добавляя, что однажды он исключил этот спектакль из своего актерского репертуара, но через время вернул обратно, потому что без него уже не мог. В конце вступительной речи писатель признается: «Все это я говорю затем, чтобы успели зайти опоздавшие. Вот почему люди, например, никогда не опаздывают на самолет? Правильно, а что, театр не улетит! А представляете, рейс Челябинск-Москва, и где-нибудь в Казани по салону так проводят опоздавшего…»
Зал смеется. Вечер будет полон юмора – простого, совершенно не вульгарного и доступного каждому. Вперемежку с юмором будет и ностальгия, и восхищение, и гордость, но пока Евгений говорит о мобильных телефонах и о том, как ужасно они подсвечивают лицо обладателя сотового. Актер советует всем, кто хочет это увидеть, встать в темной комнате перед зеркалом и включить подсветку мобильного телефона. «Выглядит страшно» – признается Евгений.
В зале гаснет свет, на сцене освещается один стул и длинный канат в узлах вокруг него. Снова появляется Гришковец, который уже никакой не Гришковец, все дружно встречают его новым всплеском аплодисментов, и начинается представление.
Нет смысла пересказывать пьесу. Нет смысла говорить о том, что эта пьеса во многом автобиографичная, что еще больше усиливает соединение автора со своим героем. Удивительно лишь то, как Гришковец, в лучших традициях Чехова, в чем-то простом и довольно заниженном может найти сложное и возвышенное. Рассказывает ли он о походе в школе, об отправке на место службе, о самой службе – все в этой пьесы трогает самого зрителя, заставляет задуматься, отсмеявшись, проникает в саму душу и удобряет ее. В этот век оригинальности и стремления показать свою индивидуальность Гришковец находит нечто, объединяющее нас всех, стирает все границы и возрастные различия. Во время трогательного и, конечно же, смешного описания утреннего подъема школьника зимой, когда на улице еще темно, улыбчиво кивают и люди в возрасте, и молодые. В этом весь Гришковец – в смехе и мыслях, в попытках понять и рассказать. Монолог его героя сбивчив, он часто возвращается к уже сказанному, и особенно тяжко ему, по его собственному признанию, начинать и заканчивать. Под слоем былей и небылиц, под смешными и нелепыми историями прячется человеческая жизнь, обычная человеческая жизнь, наши обычные проблемы, бытовые мелочи и коренные повороты. Актер сливается с героем, зал сливается с актером, и весь этот клубок, который похож на лежащий на сцене канат, смеется и грустит, задумывается и опять смеется.
Мобильные звонили трижды. Во время первого звонка Евгений упомянул, что город маленький, а в зале тысяча человек, и зрители только пока сидят в темноте, а потом свет включится, и все увидят и запомнят нерадивого обладателя мобильного. После чего с балкона раздалась реплика: «Героя на сцену!» и Гришковец стал говорить о театре и о том, что еще древние греки придумали так, что говорят только со сцены, а зрители только слушают. И все эти неприятные моменты, на которых другие раскричались бы или разнервничались, были обойдены с высочайшим профессионализмом и интеллигентностью, что заставляло уважать актера еще больше.
«Героя на сцену!» Но герой не нуждается в сцене, равно как и сцена – в герое. Сценой становится все пространство от Русского острова рядом с Владивостоком до Театра Оперы и Балета в Кишиневе, а в герои выбирается каждый из нас. В конце спектакля трудно понять, что сейчас промелькнуло тобой рядом с этим стулом и запутанным канатом: может, это была твоя школа, возможно, твоя служба, твоя взрослая жизнь…
Такая универсальность, такая все охваченность, являясь массовой в принципе, на самом деле предстает чем-то личным, чем-то субъективным, и, срастаясь с каждым, становится объективным для всех нас. Спектакль «Как я съел собаку» можно считать всего лишь двухчасовым монологом, отчасти смешным, отчасти философским, но куда большее значение здесь имеет та широкая душа персонажа и актера, открывающаяся нам постепенно, шаг за шагом, и зеркально отражающая нас. Потому что все мы, по большей степени, добрые и хорошие, и чаще всего об этом можно вспомнить во время такого монолога, отчасти смешного, отчасти философского.
Спектакль завершается, персонаж заканчивает службу и возвращается домой, ему снова трудно говорить и объясняться, и он вообще не понимает, зачем все это говорил, и столько вопросов еще впереди! Актер подбирает с пола канат и тащит его за кулисы под громогласные аплодисменты зрительного зала.
После выхода Евгения аплодировали стоя больше пяти минут. Ему даже пришлось прервать аплодисменты и признаться, что у него еще много спектаклей, этот не последний, и он наверняка вернется, но после этого зал рукоплескал еще больше. Он кланялся, принимал цветы и опять кланялся, и зрители улыбались в ответ актеру, который не был персонажем, и герою, который вышел из нас.

@темы: (c) это все мое, родное, да, еще что-то, и вам того же, из графы "заметки"

16:19 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
18.12.2010 в 01:27
Пишет Шальная Тьма:

Каждого,
Кто в отличие - от тебя, от него, от прочего -
Выдался за приличия
И превышал полномочия
Личностного характера - проще - слегка возвысился
Над вашей курьей затхлостью чуткостью носа лисьего,
Каждого,
Кто избавился - от бытия застенного,
Кто в вашей песьей лайности впредь не находит ценного,
Каждого инди-видуума, своей индивидуальностью
вызов - где это видано видано? - бросившего нормальности,
Каждого,
Кто по струночке - нет, не стоит, не падает,
Вы заклеймите, злобные, жалкой, гниющей падалью,
Ленностью, вам противною до тошноты, до коликов, -
Бездарем и скотиною, тварью и алкоголиком.

URL записи

@темы: (с), стихи

URL
02:33 

Так все оно и есть.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
11.12.2010 в 00:16
Пишет mr. maker:

про стыд.
меня начинает трясти перед сессией, мне плохо, меня тошнит, мне не хватает воздуха, приходит смс от вовы, я понимаю, что я ничего не понимаю среди всех тех букв, которые написаны в его сообщении, меня выводит из практическивнесознания оля своими визгливыми нотками в голосе и загребущими быстрыми пальчиками, кажется, она спрашивает что-то про сто семьдесят пятую маршрутку и молл, мой мозг быстро схватывает на лету все и я киваю несколько раз со словами: да. оля, едет-едет. спустя несколько минут я замечаю синяк на руке, и пытаюсь вспомнить откуда он, но в голову лезут лишь шпаргалки и слова "яна, запомни, с первого по седьмой в правом кармане, с седьмого по двенадцатый - в левом. то есть наоборот", на сессии я роняю ручку и у меня трясутся руки до такой степени, что я чуть не роняю эссе. которое передаю вперед, для яны. я прошу открыть форточку, но учительница открывает дверь, чем закрывает нас все с той же яной от всего внешнего мира, я кидаюсь целовать неизменную вторую парту у стеночки, и думаю. что дуракам всегда везет, всегда.
я списываю сессию, от и до, каждую запятую, каждую строчку, каждую букву, каждое предложение. было просто противно сдавать вот такую бездушную, противную. без единой моей мысли, работу. я на секунду задерживаюсь у учительского стола, думаю обратиться к преподователю, но тут до меня доходит смысл сообщения, полученного часом ранее, и я вспоминаю, что не знаю, как же на самом деле зовут учительницу, я смотрю ей в глаза и она грустно мне улыбается. вот и какого это - читать такие бездушные работы?
мне становится стыдно.

URL записи

@темы: (с), еще что-то, из графы "заметки"

23:39 

Очень-очень!

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
06.12.2010 в 23:18
Пишет Julber:

Я скорее умру, чем...
Я сольюсь с темнотой, закрывая ставни.
Чувства – бездна души, их нельзя измерить.
- Я скорее умру, чем тебя оставлю.
- Я скорее умру, чем тебе поверю.

Слез не надо. Позволь, я тебе их вытру.
Ты уходишь из сердца, а сердце бьется.
Только дверь за собою оставь открытой.
Тот, кого я впущу, в тот же день, найдется.

И, забывшись, ты вдруг преклонил колено.
В светло-серых глазах отразился вечер
- Ты так быстро найдешь для меня замену?
…я, скорее, умру, чем тебе отвечу

6.12.10

URL записи

@темы: (с), стихи

02:26 

Так-то.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
02.12.2010 в 21:34
Пишет перелетная:

Мужчины, уверенные в своей мужественности и внутренне уравновешенные, не станут открывать пинком дверь, обижать женщин и издеваться над геями.
(с) Клинт Иствуд

URL записи

@темы: (с), еще что-то

00:40 

Цитатное.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
пиши хорошее, читай хорошее, смотри хорошие сны
(с)

@темы: (с), да, еще что-то, зло и дешево, ниипацо-три-дня-и-три-ночи

00:28 

Троллейбус берет повороты...

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Троллейбус берет повороты,
Как лошадь в последнем забеге.
Под вечер я слушаю ноты
Рекламы богемного века.

В единственном хаосе о`кон -
Изжелто-синеющий просвет.
Метаюсь в объятьях неловко
Порочных дорог, перекрестков...

@музыка: Brainstorm - French Cartoon

@темы: (c) это все мое, родное, еще что-то, стихи

00:57 

Мфрх.

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Кстати, давненько закончил записную книжку, блокнот. Был очень горд. Видно, поэтому стал писать меньше здесь... теперь пошел второй блокнот.
Был на курсах, там довольно мило. Я единственный, кто не был уверен, что поступлю на журфак (точнее, я был уверен, что не поступлю туда, но скрывал это), и единственный, кто ничем не занимался, связанным с журналистикой. Там, мол, вопросы - фотография? фотошоп? может кто-то печатался? Печальные истории о фэнтези-рассказах я оставил на потом, к тому же, это действительно несерьезно. Пока что. И предподаватель (редактор русскоязычной газеты), спрашивает - А ты что, Павел, вообще...? я ей - Вообще что? Ладно, дальше было неинтересно.
Зато дочитал Буковски. "Голливуд", впереди эти "Женщины". Купил Сервантеса, бьюсь над Хемингуэем.

@музыка: Schiller. Sechnsucht CD

@темы: еще что-то, зло и дешево, ниипацо-три-дня-и-три-ночи

20:39 

Я заколебался ставить тут "так-то!"

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Днем полетела система, но благодаря друзьями с установочными дисками семерки, равновесие в мире восстановлено!
Пора браться за дело.

@темы: и вам того же, еще что-то

23:56 

Так-то!

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
09.11.2010 в 22:13
Пишет Саша Лексина:

***
Да будь он хоть трижды романтиком и "не таким, как все", он все равно смотрит порнуху и дрочит.

URL записи

@темы: (с), зло и дешево

20:57 

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
09.11.2010 в 20:05
Пишет Julber:

Когда я кажусь себе гениальным, я иду мыть посуду
© Окуджава

URL записи

@темы: (с), зло и дешево, ниипацо-три-дня-и-три-ночи

11:09 

Так-то

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
Поздравляем!!! Вы - социал-демократ
Вы социал-демократ. image Пусть эти маньяки попрекают Вас ревизионистом Бернштейном и ренегатом Каутским - Вы все равно будете бороться за благо народа. Богатеи должны раскошелиться и оплатить простым людям лечение, учебу детей и походы по музеям. Попирать права малого человека Вы не позволите никому. Нацисты, обслуживающие монополистов, пускай заткнутся - права и свободы мы предоставим всем, кто хоть немножко похож на человека и умеет связать пару слов на нашем языке. И всего этого мы добьемся без насилия - завоеванием большинства в парламенте. А если кто рискнет посягнуть на права народа - тут-то он и узнает, что мы умеем держать в руках не только листовки и газеты, но и винтовки.
Пройти тест

@темы: еще что-то

01:11 

так-то

I always knew, what the right path was. Without exception, I knew it, but I never took it. You know why? It was too damn hard.
НЕВЕРОМЕР


Тест определил, что наиболее близким для вас типажом является:

Агностик: 67%
Агностики серьезно рассматривают возможность того, что они неправы в своем решении относительно существования или несуществования бога. Они скептичны до умопомрачения, при этом чаще всего не смеют полностью отбрасывать даже самые нелепые доказательства.

Остальные типажи:

Воинствующий атеист: 0%
Теист: 50%
Апатеист (равнодушный атеист): 42%
Духовный атеист: 42%
Научный атеист: 25%
Озлобленный атеист: 17%


Пройти тест!

@темы: из графы "заметки", и вам того же, еще что-то

God damn the sun

главная